Jellylorum (jelly2) wrote,
Jellylorum
jelly2

Categories:

Тысяча на миллион

В бытность мою студенткой театрального интситута, случился с нашим курсом один недуг, причём, со всеми сразу и практически на целый год. Болезнь эта, поразившая всех наших красавиц, однако, приносила нам счастье, удовольствие от жизни и ощущение крепкой дружбы между нами. Назывался сей недуг "Карточная игра "Тысяча".

Сейчас я уже не вспомню, как и когда это началось, как произошло наше заражение. Наверное, как всегда, когда нам было скучно, а домой из института идти не хотелось, кто-то вспомнил про эту игру. Помню, как мы только учились в неё играть. Правила знали только Настюха и Ленка. Сперва игры были недолгие, частенько даже до тысячи очков не доходили, разбегались по домам. Но потом...

А потом мы вошли во вкус. И наша аудитория превратилась в казино. Выглядело это примерно так: небольшая комната, по центру которой стоял зелёный круглый стол, пластмассовый, как те, которые выставляют на улицу в открытых кафе. Центр стола украшала пепельница, полная хабариков, на столе в беспорядке лежали сигареты, телефоны и карты. А вокруг стола сидели злобные фурии, мало похожие на симпатичных девушек, которыми когда-то были. Они ругались друг на друга, на карты, на невезучесть и несчастливую судьбу, они швыряли свои карты друг в друга, матерились на плохой прикуп и демонически хохотали при виде десятки и четырёх тузов в своих руках. Где-нибудь там же, на столе, лежала тетрадь, аккуратно подписанная моей рукой: "История зарубежного театра и зарубежной литературы". На первых двух страниц мелким почерком были лекции, рассказывающие об античных драматургах и о строении древнегреческого театра. Но с обратной стороны тетради была более важная информация - наши очки. Почти вся тетрадь была разлинована кривыми линиями и подписана: Настя, Кари, Гутники, ИНН. Первая - это я, вторая - это Карина, третья - это Ленка и её Антон (это его фамилия), четвёртая - Настюха. Чтобы не путаться, мы писали её как НН, а потом Антон добавил букву "И" и это стало её "карточным погоняло". В конце каждой игры было крупно написано "1000" и рукой победившего кубок или "Молодец!", а рукой проигравшего нарисована какая-нибудь бяка на ножках. 

Зашедшему в разгар игры в аудиторию обычно представлялась такая картина: за столом сидели все, играли парами, поодиночке, как угодно. Тот, кто в данный момент сидел на прикупе, отдыхал и выкривал очередную сигарету, глядя в таблицу очков и прикидывая, что к чему. Остальные же, взлохмаченные, злые, нервные, остервенело смотрели в свои карты, выкрикивая разнообразные занимательные фразы:

 - Твою мать, Карина, ты мне марьяж разбила!!!!!
 - Бл* чё за карты!!!
 - Фак, у меня третья жопа!!!!!! 
 - Надо было на деньги играть, у меня такая карта!!!!
 - Пендырк вам, я беру все взятки!
 - Почему минус сто двадцать???? Руки оторву, если напишешь!!!!!
 - Я на бочке!!!!
 - Нахрен, расписываю!!!

Помню, нам очень часто делали замечания, мол, вы же девушки, а ваши маты на всю Александринку слышны. Но мы только отмахивались - нас не заставить было остановиться даже под угрозой отчисления. Когда из театра уходили все наши педагоги, мы бежали на Малую Садовую, либо в метро за "Отвёрткой" (тогда это был напиток курса) и сигаретами и играли до самого закрытия театра, практически до полуночи. Наутро мы приходили в театр и продолжали играть. Лекции и занятия стали для нас помехой между играми. Мы сидели на своих местах, смотрели на педагога, рассказывающего материал, а в кармане настойчиво требовали их выпустить карты, розданные перед самым началом лекции в надежде, что препод задержится и мы успеем доиграть кон. "Перерыв 15 минут!" - объявляли нам и мы неслись в курилку, за полсекунды выкуривали сигарету и бежали играть дальше. Мы не ходили есть, засылая в буфет одного человека с просьбой купить похавать, либо отправляли в магазин на улицу. Во время актёрского мастерства мы под предлогом "репетировать" уходили в нашу комнатку и опять играли, играли, играли. Человека, который должен был выходить на площадку для этюда или отрывка, мы сажали на прикуп и играли без него. Потом менялись и следующий человек, ушедший на площадку, тоже садился на прикуп. Наверное, никогда нам не было так тяжело репетировать, как тогда. Мысли во время репетиции были заняты только игрой, слова забывались, действия путались и ничего не хотелось, кроме как вернуться за стол и продолжить. 

Сейчас, играя иногда в эту игру на компьютере, я не могу сдержать улыбку, вспоминая, чего только мы не придумывали, чтобы выиграть. Моей фишкой был подгон противника под результат 555. Я старалась поднять ставку так, чтобы предполагаемая жертва верно шла к результату 495. Когда мне это удавалось, я выторговывала прикуп себе и расписывала, независимо от того, какие карты у меня на руках находились. Автоматически условный противник получал 60 очков и слетал на ноль. Помню, первой моей жертвой была Настюха, которая совершенно не умеет проигрывать. Тогда я чуть было не подумала, что нашей дружбе конец. :0)

Мы учились блефовать (но у нас это не получалось, мы все были слишком эмоциональными), придумывали ходы и лазейки, чтобы выиграть. Для нас это стало смыслом жизни. Более того, эта игра объеденила нас против общего врага - Иры Ларионовой, нашей однокурсницы, неприязнь к которой к середине второго курса переросла во вражду и вылилась в кровопролитную войну. Там, за круглым столом мы были едины, казалось, что эта игра навсегда соединила нас в единую дружную команду. Жаль, что мы ошибались...

Уже на третьем курсе, когда такой пыл прошёл, отчасти из-за того, что в основном мы учились не в театре, отчасти от того, что прошло лето и всё подзабылось, мы с Настюхой совершили нечто ужасное...

Это началось в одной из игр, на том кону, когда Настюха сидела на прикупе. Я сидела с обычной раздачей, в которой примечательного были пара тузов, десятка и король червей. И тут я увидела, что Настюха на меня смотрит и явно пытается что-то сказать. Я понимаю, что, скорее всего, в прикупе какие-то офигенные карты и поднимаю ставку до максимума. И на руки мне попадает бубновый марьяж и дама червей. В результате я выигрываю кон. Потом, в той же игре, будучи я на прикупе, я ответила "услугой за услугу" и просигнализировала Настюхе на предмет хорошего марьяжа. Раньше мы бы никогда так не сделали - игра делала нас противниками, но никак не союзниками. Но сказалось то, что наша дружба с Леной и Кариной дала нехилую трещину из-за нелепой ревности двух последних к нашей с Настюхой дружбе. Это нас разозлило и заставило сделать то, что делать, в принципе, не стоило - мы придумали целую систему сигналов, соответствующих масти и карте, чтобы "озвучивать" прикуп. В народе это называется шулерством. Мы называли это "мы гении". Таким образм я однажды выиграла у Карины её парня, которого она в запале поставила на кон против пачки сухариков "Емеля с сыром". Попросила его прийти, помыть мне окна. Не пришёл.

Ларионова Ира ушла с нашего курса и воевать стало не с кем. Ленка и Карина так и не смогли простить нам с Настюхой, что мы стали лучшими подругами. Второй курс, год, больше всего наполненный событиями и самый счастливый из всех, закончился. Вскоре после начала учёбы на третьем курсе мы перестали играть в карты. А потом перестали быть курсом. Стали просто людьми, учащимися вместе. А потом и ими перестали быть. Но каждый раз, играя в Тысячу, я вспоминаю те дни и очень хочу, чтобы всё вернулось снова...



 

Tags: ностальгия
Subscribe

  • Бедность не порок

    Вот какую интересную тему я нашла на просторах Интернета. Люди отвечают в комментариях на вопрос, были ли они когда-нибудь за чертой бедности и как…

  • "Театральный роман" (Мастерская Фоменко)

    Уже неделя прошла с сего знаменательного события, а я только сейчас доползла до компа, дабы его осветить. Просто на работе, где я обычно и убиваю…

  • "Игры любви" Андрея и Ильи Носковых.

    Очередной пункт Списка - сходить на спектакль братьев Носковых. Сходила. И несмотря на то, что я не в восторге, пункт считаю исполненным. Потому что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments